Статья 278. трудового кодекса рф. дополнительные основания для прекращения трудового договора с руководителем организации

“Пожар в седьмом отсеке!”

Вышли в море 28 февраля 1989 года – по плану должны были вернуться 31 мая. Попутно отпраздновал я день рождения, кок испек торт. Вообще настроение в том походе у всех было приподнятое – нам удалось обнаружить несколько американских подводных лодок. Это огромная удача!

7 апреля моя вахта была с 12 ночи и до 4 утра. А пока я отдыхал у себя в каюте. Кушать не стал, нас кормили пять раз в день, физически столько не съесть. Около полудня вышел на построение и инструктаж. И тут в 7м отсеке прозвучал сигнал “пожар”. Как потом выяснилось, матрос там погиб сразу. На разведку пошел мичман – и тоже погиб.

В тот момент “Комсомолец” находился на глубине 350 метров. Срочно начали всплывать. Но сработала аварийная защита атомного реактора – “Комсомолец” потерял ход и стал просто грудой металла. Командир принял решение: сжатым воздухом “продуть” воду из спеццистерн. Всплыли. Но ситуация ухудшалась с каждой секундой. Шестой и седьмой отсеки в огне. На лодке 400 баллонов со сжатым воздухом. Огонь и кислород – гремучая смесь. Начало гореть даже то, что гореть не должно.

Я был в спасательной группе. Задача – загерметизировать и изолировать горящие отсеки. Мы едва успевали вытаскивать раненых и обожженных ребят. Казалось, вокруг ад – теснота, дым, нечем дышать, и я выношу своего товарища, который остался без кожи. Начались электрические замыкания. Мы не знали, что творится в шестом и седьмом отсеках, но в остальных ликвидировать возгорание удалось.

На базе знали о ситуации. Над лодкой уже кружили два военных самолета. Нам сообщили, что на помощь идут гражданские суда, люди начали эвакуироваться – прыгать в воду. А мы, спасательная команда, вдохнули свежего воздуха – и полезли обратно в лодку. Надо было забрать секретную документацию и аппаратуру.

В этот момент лодка накренилась. И пошла ко дну.

Конструкция АПЛ

Разработчики АПЛ проекта 685 стремились максимально сократить общее количество отсеков в её конструкции, тем самым дополнительно рассчитывая упрочнить корпус. В конечном итоге разделение корпуса было произведено на семь отсеков.

Номер отсека Число палуб Назначение отсека Основные размещённые элементы конструкции
1 2 Торпедный Сверху — торпедные аппараты и стеллажи для хранения боекомплекта. Снизу — аккумуляторная батарея.
2 2 Жилой Сверху — кают-компания, камбуз и санитарно-бытовые помещения. Снизу — каюты личного состава. Трюм — место хранения запасов продовольствия и пресной воды.
3 2 Центральный пост Сверху — пульты управления главного поста и вычислительный комплекс. Снизу — дизель-генератор резервной энергоустановки.
4 1 Реакторный Атомный реактор и паропроизводящая установка.
5 1 Вспомогательные механизмы Основные контуры и оборудование системы охлаждения реактора.
6 1 Турбинный Главный турбинный агрегат, автономные турбогенераторы, конденсаторные устройства.
7 1 Кормовой Линия главного вала, приводы рулей.

Пространство из отсеков под номерами 2 и 3 ограничивалось мощными поперечными переборками, способными выдерживать максимально высокое давление. В конструкции подложки они представляли собой «зону спасения».

Подлодка имела всплывающую камеру, которая была способна вместить весь экипаж, обеспечив его спасение с глубины до 1,5 километров. Камера оснащалась автономной системой энергоснабжения и располагалась в ограждении выдвижных устройств. При нахождении лодки в надводном положении её использовали для выхода на верхнюю корабельную надстройку из помещений прочного корпуса.

Пожар в седьмом отсеке

Атомная подводная лодка «Комсомолец» шла в подводном положении в Норвежском море, когда внезапно взревела аварийная тревога. Матрос 7-го отсека успел доложить, что на борту вспыхнул пожар. Основной версией возникновения огня считается возгорание электрооборудования. Субмарина находилась на глубине более 350 метров. За несколько секунд температура в кормовом отсеке подскочила с 70 до 1000 градусов по Цельсию. По внутренним коммуникациям огонь быстро перекинулся в 6-й отсек, необходимо было немедленное всплытие. Командир «Комсомольца», ленинградец Евгений Ванин, попытался поднять корабль на поверхность.

На глубине в 150 метров из-за вызванных пожаром повреждений и аварийной защиты реактора лодка потеряла ход, дальнейшее всплытие происходило за счёт продувки цистерн главного балласта.
Огонь захватывал отсек за отсеком, система химического пожаротушения не справлялась. Вслед за 6-м загорелся 5-й отсек, а в 4-м находился ядерный реактор.

Среди экипажа насчитывались серьёзные потери, многие были обожжены и отравлены ядовитым дымом. Сработала аварийная защита, автоматически заблокировавшая атомный реактор лодки, «Комсомолец» перешёл на использование аккумуляторов.

Ко всем несчастьям на лодке заклинило вертикальные рули, что серьёзно затруднило всплытие. Из 7-го отсека уже не отвечали, матрос, который находился там, сгорел заживо. В соседнем отсеке два подводника получили смертельную дозу отравления.

К месту аварии был отправлен спасательный самолёт и плавбаза «Алексей Хлобыстов». «Комсомолец» всплыл, казалось, — самое страшное позади. Над районом в Норвежском море кружили самолёты, корабли шли на подмогу. Экипаж подлодки хоть и не потушил пожар, но сумел его локализовать. После всплытия большая часть экипажа находилась на верхней палубе без спасательных жилетов. Моряки, выбравшиеся из задымленных отсеков, были уверены в непотопляемости «Комсомольца».

Технические характеристики

По своим параметрам АПЛ соответствовала классу крейсерской подлодки. В советском флоте она классифицировалась как ПЛАТ (подводная лодка с атомным двигателем и торпедным вооружением). Автономность лодки составляла 180 суток.

Габариты

  • Длина по конструктивной ватерлинии — 110 м;
  • Ширина корпуса наибольшая — 12,3 м;
  • Средняя осадка по конструктивной ватерлинии — 9,5 м.

Скорость и силовая установка

Скоростные показатели АПЛ «Комсомолец»:

  • в надводном положении — 11 узлов;
  • в подводном положении — 31 узел;
  • в аварийном режиме — 5 узлов.

В качестве главной силовой установки служил водо-водяной атомный реактора тепловой мощностью 190 мегаватт с четырьмя парогенераторами. Он питал главный турбинный агрегат мощностью 43 тысячи лошадиных сил. Кроме того, основная силовая установка дополнялась двумя автономными турбогенераторами мощностью по 2 мегаватта каждый.

Резервная энергетическая установка включала в себя дизель-генератор мощностью 500 кВт и массив из 122 аккумуляторных батарей. В законцовках горизонтального оперения размещались капсулы с электромоторами мощностью по 300кВт каждый, приводящие в движение винты. Резервный движитель позволял лодке развивать скорость до 5 узлов.

Максимальная глубина погружения

Субмарина могла погружаться на такие глубины, куда ранее не мог проникнуть ни один боевой корабль. Проектная глубина погружения подлодки К-278 составляла 1000 метров, а в качестве предельной глубины, на которой лодка могла сохранить свою целостность, разработчики рассчитывали на 1250 метров.

Вооружение

Лодка несла на своем борту ядерное оружие, но она не относилась к подводным лодкам стратегического назначения (так называемым «убийцам городов»). К-278 не имел на вооружении межконтинентальных ракет с ядерными боеголовками, задачей подводного крейсера была борьба с кораблями и субмаринами противника. С этой целью на вооружении «Комсомольца» стояли торпеды и крылатые ракеты «Гранат» и «Шквал», способные оснащаться ядерными боевыми зарядами мощностью порядка 150 килотонн. Подлодка могла стрелять ими даже на предельной глубине погружения.

Торпеды

АПЛ имела шесть носовых торпедных аппаратов калибра 533 мм с устройством быстрого заряжения. Боезапас торпедного вооружения на подлодке включал в себя 12 торпед САЭТ-60М, которые обладали дальностью хода до 12 км, имели пассивную акустическую систему самонаведения и несли фугасную боевую часть массой 300 кг.

Ракеты

К ракетному вооружению относились 10 ракето-торпед РК-55 «Гранат» и подводных ракет ВА-111 «Шквал» в качестве боеприпасов к торпедным аппаратам, каждый из которых имел автономное пневмогидравлическое стреляющее устройство. ТТХ ракето-торпед «Гранат» примерно соответствовали характеристикам американских крылатых ракет морского базирования «Томагавк» и обладали максимальной дальностью 3000 км. Ракеты «Шквал» применялись для поражения надводных и подводных целей на близкой дистанции (до 13 км) и несли боевую часть массой 210 кг.

Экипаж

Штатный экипаж лодки включал в себя 60 человек, половину из которых составляли офицеры. Для несения боевой службы было сформировано два состава экипажа. Первым из них значился экипаж под командованием капитана 1 ранга Юрия Зеленского. Экипаж под командованием капитана первого ранга Евгения Ванина состоял из 69 человек.

Гибель подводной лодки «Комсомолец»

Советская атомная подлодка, завершая свою очередную «автономку» с несением боевого дежурства, в подводном положении направлялась к месту постоянного базирования. 7 апреля 1989 года, при движении на глубине около 370 метров, в кормовом отсеке лодки «Комсомолец» вспыхнул пожар. Субмарина совершила экстренное всплытие на поверхность. На момент аварии лодка находилась примерно посередине между побережьем Норвегии и архипелагом Шпицберген.

После сигнала в штаб к аварийной лодке поспешили спасательные самолёты и находящиеся в районе советские рыболовецкие суда. Следствием пожара стала утрата герметичности прочным корпусом лодки, и она стремительно затонула. Выжившие после пожара люди оказались в ледяной воде, не имея навыков правильного применения спасательных плотов. Сколько из них погибло при пожаре, а сколько – от последующего переохлаждения, точно выяснить так и не удалось.

В условиях 5-балльного волнения моря посадка спасательного самолёта оказалась невозможной. Только с подходом советской рыболовецкой плавбазы «Алексей Хлобыстов» удалось подобрать из воды 30 подводников, трое из которых скончались уже по пути в порт. В числе погибших оказался и командир К-278 Евгений Ванин.

Выжившие подводники с АПЛ «Комсомолец» перед подъёмом на борт советского судна

О причинах возникновения пожара точных данных не имеется, а различные версии на этот счёт выдвигаются вплоть до настоящего времени. Известно, что возгорание началось в седьмом отсеке, а в связи с гибелью находившихся там моряков его причине суждено остаться тайной. Основной версией пожара считаются сильные перепады напряжения в корабельной электросети из-за неисправности системы защиты турбогенератора.

В кормовом отсеке это оказалось сопряжено с высокой концентрацией кислорода, возникшей в отсутствие контрольной системы, незадолго до того вышедшей из строя. Это привело к возгоранию промасленной ветоши от искр с электрощита, которое тут же превратилось в обширный пожар, с которым система пожаротушения не справлялась.

В условиях разрастания пожара и продолжающихся скачков напряжения в электросети автоматическая защита произвела отключение парогенераторов, и подлодка остановила движение. После этого была подана признанная впоследствии ошибочной команда продуть основной балласт. В аварийном седьмом отсеке на тот момент уже был повреждён трубопровод высокого давления, воздух из которого начал поступать прямо в горящий отсек, нагнетая огонь.

Продукты горения распространились по большинству отсеков и, попав в систему подачи воздуха шланговых дыхательных аппаратов, привели к массовому отравлению подводников. Пожар удалось окончательно ликвидировать только после всплытия лодки, но вода начала поступать внутрь повреждённого прочного корпуса 7-го отсека. Корма аварийной подлодки стала погружаться в воду, и уже вскоре АПЛ затонула.

При расследовании обстоятельств катастрофы К-278, в частности, выяснилось, что для всплытия подводной лодки и выравнивания крена был израсходован весь воздух высокого давления, что привело к критической потере запаса плавучести. В вопросе о том, каким образом в прочный корпус стала поступать вода, единой версии также не имеется. Это могло произойти как через прогоревшие прокладки цистерн главного балласта, так и через открытые системы вентиляции смежных отсеков в кормовой части.

Фото с экспедиции по обследованию места гибели АПЛ «Комсомолец»

По итогам катастрофы АПЛ «Комсомолец» на дне Норвежского моря оказалось кладбище радиоактивных материалов в виде заглушенного реактора и двух торпед с ядерными боеголовками. С целью оценки разрушения корабля и возможностей его подъёма, а также измерения уровня радиации, в 1990-е годы было организовано несколько экспедиций. Вопрос о подъёме лодки «Комсомолец», покоящейся на глубине около 1685 метров, вплоть до настоящего времени остаётся открытым, поскольку неизбежное разрушение реактора и боеголовок под воздействием коррозии угрожает радиоактивным заражением огромной акватории.

Автор статьи:

Роев Олег

Misconceptions about Glock pistol operation[edit | edit source]

Glock handguns have seen much fictional exposure in action movies and TV shows that often continue to spread misconceptions about the Glock pistol. One common aspect of popular media portrayals of the Glock pistol is when someone pulls out or points a Glock pistol, the sound effect of the Glock being «cocked» like a revolver is inserted. The Glock pistol does not have an external hammer and thus cannot be «cocked» or «uncocked» in the conventional manner and does not make the sort of sounds that are commonly heard in TV and movies.

Similarly, after a Glock has fired the final round in its magazine, the slide will lock in the open position. (This functionality is not unique to Glock, because it is common with most semi-automatic pistols.) At this point the trigger cannot be pulled, hence there will be no audible click of the firing pin striking forward. Since the gun is designed to lock open the slide after firing the final round, a shooter will often be surprised to find that he or she is out of ammo should the slide inadvertently close on an empty chamber. Pulling the trigger in this condition will produce an audible click and the trigger will remain in the rearward position since the slide is not actuated backwards. Hence, the audible click can only be heard once. The Glock design does not produce multiple clicks with repeated trigger pulls on an empty chamber since it is striker-fired, not double-action. Sound effects are sometimes added to films and television shows in order to make it sound as if a character wielding a Glock is pulling the trigger several times, apparently unwilling to accept the fact that their weapon is out of ammunition.

Достоинства и недостатки

Простая, но тщательно рассчитанная конструкция корпуса с оптимизированными внешними обводами способствовала малому сопротивлению в воде, что в сочетании с мощным атомным двигателем обеспечивало высокую скорость АПЛ «Комсомолец». Уникальный корпус лодки позволял добиться непревзойденных до сих пор технических характеристик по прочности и способности погружаться на недосягаемые другим боевым кораблям глубины.

По своим параметрам и возможностям К-278 превосходила все существовавшие на тот момент в мире субмарины. Следует отметить, что как сама подлодка, так и системы вооружения, которые она применяла, были адаптированы для действий на глубинах, недоступных никаким другим боевым кораблям.

Основным недостатком АПЛ «Комсомолец» являлась низкая степень изоляции большинства отсеков между собой. Это роковым образом сказалось при возникновении пожара, послужившего причиной ее катастрофы. Также ряд специалистов считает имевшиеся на подлодке систему пожаротушения и аварийно-спасательные средства недоработанными. Кроме того, для столь уникального и сложного корабля уровень подготовки экипажа к правильному использованию спасательных средств оказался крайне низким.

Тайна на дне

По мнению экспертов, трагедия могла произойти на атомной глубоководной станции АС-12 «Лошарик». Это одна из самых засекреченных военно-морских разработок России. Официально о ее существовании ранее не упоминалось. Из открытых источников известно лишь, что внутренний корпус аппарата состоит из соединенных между собой титановых шарообразных отсеков (отсюда такое название). Кроме того, эксперты высказывали предположение, что «Лошарик» может погружаться на глубину нескольких километров.

АС-12 способна выполнять широкий круг задач — как научно-исследовательских, так и военных. Считается, что на больших глубинах имеющимися сейчас средствами обнаружить этот корабль невозможно.

подводная5

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Аппарат принадлежит Главному управлению глубоководных исследований Министерства обороны — структуре, которая подчиняется непосредственно руководству военного ведомства, пояснил «Известиям» главный редактор портала MilitaryRussia Дмитрий Корнев.

— По воспоминаниям ветеранов глубоководного флота, особенность атомных глубоководных станций — беспрецедентные меры безопасности, — отметил он. — Их экипажи комплектуются только офицерами, лучшими подводниками, которые готовились в Ленинграде. Офицеры не жили на подлодке, обслуживал ее технический экипаж. Подводники приезжали непосредственно перед выходом в море. За счет такого подхода ни одной аварии с подобными аппаратами в СССР и России не было. Это, судя по всему, первая аварийная ситуация.

Первое глубоководное соединение было сформировано в 1979 году. В прошлом январе 29-я отдельная бригада подлодок, которая базируется в городе Гаджиево (Мурманская область), была переформатирована в полноценную дивизию.

подводная 3

Атомная подводная лодка «Белгород» во время спуска на воду

Фото: РИА Новости/Павел Львов

В состав этого соединения входят малогабаритные атомные глубоководные станции (АГС), способные работать на глубинах до 6 тыс. м, а также субмарины – носители АГС и большое количество роботизированных подводных комплексов. Дивизия напрямую подчиняется министру обороны и считается самым закрытым соединением в вооруженных силах. В ее состав должна войти АПЛ «Белгород», спущенная на воду 23 апреля.

Одна из задач 29-й дивизии ПЛ — находить и поднимать со дна потерянные во время испытаний экспериментальные образцы техники и обломки ракет после практических морских стрельб. Эти фрагменты представляют большой интерес для потенциальных противников.

Глубоководная дивизия будет решать не только военные, но и гражданские задачи. В числе последних, например, ведение геологоразведки на арктическом шельфе. Известно, что в 2012 году «Лошарик» участвовал в экспедиции «Арктика-2012», где занимался сбором образцов геологических пород на больших глубинах.

Десятый отряд гидронавтов был сформирован еще в 1976-м. Перед новым 2017 годом этот отряд наградили орденом Нахимова с официальной формулировкой «за мужество и самоотверженность, проявленные в ходе выполнения государственных задач».

Шанс для пятерых

Я находился в эти секунды на своем боевом посту, который был герметично закрыт. Почувствовал, как нос лодки поднимается, поспешил к выходу. Возле трапа столкнулся с командиром, услышал крик дежурного офицера – втроем рванулись по трапу, но тут лодка встала под углом 85 градусов и резко пошла на дно.

Я успел ухватиться за трап, меня окатило холодной водой – оказалось, люк не закрыт. Кому-то из мичманов удалось захлопнуть его ногой. Но мы были в ловушке. У нас горели два отсека, и мы стремительно шли на дно. Правда, через какое-то время лодка встала горизонтально – она так устроена. Стало чуть легче, не нужно висеть на трапе. Но я уже терял сознание, когда меня подхватили и втащили в выходную камеру. Она была нашим единственным шансом.

Нас там оказалось пятеро.

В камеру начала просачиваться вода, которая под воздействием сжатого кислорода закипала на глазах. По учениям я знал, что будет дальше. Мы оказались в могиле. И тут снизу постучали. Командир приказал открыть люк, мы чуть замешкались. И, как оказалось, эти несколько секунд спасли нам жизнь – лодка резко провалилась. Начались взрывы. Стуки прекратились.

Мы продолжали лететь вниз. Сидели впятером в выходной камере и слушали, как умирает наш “Комсомолец” – лопались перегородки, взрывались цистерны. Слушали и молчали. Вспомнились родители и жена. Командир сделал замеры и сказал, что мы сейчас на глубине не меньше 1000 метров. Больше прибор не показывал. До сих не знаю точной глубины, сейчас лодка лежит на 1652. Давление было огромным, с минуты на минуту вода должна была нас попросту раздавить. От усталости я подумал, что это случится быстро и мы не успеем ничего почувствовать.

Наша задача была – отсоединить выходную камеру от подлодки.

Капсула смерти

На случай аварии, на подлодке существовала спасательная камера, которая рассчитана на всех членов команды. Она подобно воздушному шару взмывает вверх со значительных глубин на поверхность воды. В тот роковой день в ней оказалось всего пять членов команды. С трудом им удалось подтянуть подвязанную к люку крышку и закрыть ее. Внутри все было задымлено: от окиси углерода погибли трое. Двое оставшихся в живых пережили настоящий шок: камера оторвалась от лодки и ракетой полетела вверх. Внутрекамерным давлением вырвало верхний люк, который был закрыт только на защелку. Сначала одного и затем другого моряков вышвырнул наружу поток воздуха. Один из них моментально погиб, задев за край люка. Второму удалось чудесным образом спастись, благодаря неправильно надетому дыхательному аппарату. Его считают везунчиком — единственным человеком в мире, который покинул подводную лодку, находящуюся в толще воды в километрах от поверхности. Титановая камера открыла ему путь на свободу, сама же через несколько секунд отправилась обратно в бездну.

Спасательная камера подводной лодки

Катастрофы и последствия

К 1989 году советский флот уже накопил достаточную историю аварий на атомных подлодках, в том числе с человеческими жертвами, включая два случая, завершившихся гибелью кораблей: 8 апреля 1970 года в Бискайском заливе из-за короткого замыкания в 7-м отсеке вспыхнул пожар на атомной субмарине К-8 проекта 627А из состава 17-й дивизии 11-й флотилии подводных лодок Северного флота. 12 апреля, после четырех суток борьбы с пожаром, лодка погибла. Морякам удалось заглушить оба реактора. К-8, затонувшая на глубине около 4700 м, унесла с собой жизни 52 моряков. 73 человека были спасены подошедшими к месту аварии торговыми и вспомогательными судами, в том числе большая часть — болгарским теплоходом «Авиор».

В ходе расследования картину аварии восстанавливали, моделируя ситуацию на однотипной субмарине К-181, полученные выводы помогли существенно поднять надежность субмарин проекта 627А и других атомных лодок 1-го поколения. Погибшему командиру подлодки капитану 2-го ранга Бессонову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Действия командира и экипажа были признаны правильными.

Лодка_1

Атомная подводная лодка К-8 после всплытия в аварийном режиме. Фотография сделана с борта американского патрульного самолета

Фото: umbvrei.blogspot.com

Второй советской атомной подлодкой, погибшей в океане, стал ракетный подводный крейсер К-219 проекта 667А/АУ 19-й дивизии 3-й флотилии подводных лодок Северного флота. На ракетоносце, находившемся на боевой службе в Атлантике, 3 октября 1986 года произошел взрыв ракеты в шахте № 6. Шестого октября 1986 года лодка затонула на глубине более 5 тыс. м. Катастрофа унесла жизни четырех человек, еще четверо умерли позднее. Расследование показало, помимо всего прочего, что экипаж был слабо подготовлен к развитию аварийной ситуации и борьба за живучесть должным образом не велась, а причиной развития аварийной ситуации стало сокрытие неисправности арматуры шахты № 6 командиром БЧ-2 (ракетной) капитаном 3-го ранга Петрачковым (погиб в ходе аварии). При этом оба реактора также были заглушены, что позволило предотвратить экологическую катастрофу.

Следует иметь в виду, что такое развитие событий на К-219 стало возможным в силу неблагоприятного хода этого периода холодной войны: подводные силы Северного флота испытывали большое напряжение, обеспечивая дежурство ракетоносцев в Западной Атлантике в условиях дефицита инфраструктуры, кадров и времени на их должную подготовку. Это дежурство, по замыслу советского военного руководства, должно было компенсировать развертывание американских ракет средней дальности в Европе.

Лодка_2

Поврежденная взрывом ракетная шахта атомной подводной лодки К-219

Фото: commons.wikimedia.org

На К-278, ставшей третьей в ряду погибших отечественных атомных субмарин, задачи ядерного сдерживания не возлагались: ее (и других многоцелевых субмарин) целями в Норвежском море, напротив, были заходившие туда американские и британские подводные ракетоносцы, а также многоцелевые подлодки, пытавшиеся прорваться к районам боевой службы советских ракетоносцев в полярных водах.

Ход катастрофы «Комсомольца» описан уже достаточное количество раз, чтобы его не повторять. Вместе с тем ряд вопросов пока не имеет ответа.

Послесловие…

За полтора месяца до трагических событий на лодке К-278, в конце февраля ее признали отличным кораблем, с присвоенными знаками соответствия на надстройке и известным доныне наименованием. Тогда 28.02.1989 на борт поднялся сменный экипаж и судно вышло в автономное плавание. За 5 лет службы «Комсомолец» проявил себя, как надежный корабль, не раз опускавшийся на 1000 метровую глубину. Правда, бывший командир подлодки рассказывал, что случаи аварии не первичны на судне, но все тщательно скрывалось от общественности. Погибшим воздали почести, а уцелевших наградили, кое-кого сместили с должности. Однако есть некоторые загадки случившегося, не зря ведь официальное следствие было приостановлено в 1998 году из-за невозможности полноценного осмотра и установления истинных причин пожара и гибели подлодки. В России 07 апреля объявлен День памяти погибшим подводникам. Вечная память тем, кого навсегда поглотила морская пучина!

Пожар 07 апреля

07.04.1989 года атомная субмарина держала вахту в Норвежском море и со скоростью 6-8 узлов шла на глубине около 400 метров. Примерно в одиннадцать утра в электрооборудовании 7 отсека начался пожар, который быстро распространился на остальные отсеки. Огонь привел к нарушению герметичности 6-го и 7-го отсеков, что привело к поступлению в кормовые цистерны и корпус судна внешних вод. За каких-то полчаса аварийной ситуации, пожар развился и стал причиной возгорания в других отсеках: 5-ом, 4-ом, 3-ем. Стало невозможным и дистанционное управление системами корабля. Так как, в аварийном отсеке пожар не был ликвидирован в срочном порядке (что требовал устав), встала необходимость нейтрализовать огонь с помощью объемной химической системы пожаротушения. Однако, система оказалась бессильной перед пожаром высокой интенсивности. Комиссия, расследовавшая причины гибели подлодки, установила, что в концевом 7 отсеке судна пожар возник, так как электрооборудование привода рулевой системы загорелось и перекинулось на горючие отделочные материалы. Температура в считанные минуты повысилась до 1000⁰С и привела к тому, что система воздуха высокого давления была разгерметезирована и пожар еще больше усилился. В акте комиссии был отмечен факт пожара, как наложение двух противоположных для действий экипажа обстоятельств: пламя огня, которое требует герметизации отсеков, и быстрое нарушение прочности магистрали воздуха, требующее раскрытие отсеков. Эти факторы осложнили действия экипажа.

Когда К-278 всплыл, экипажу удалось локализовать огонь в 7-ом отсеке, загерметизирована оставшиеся. Одного за другим моряков, пострадавших от сильных ожогов и отравления, аварийные службы отправляли на свежий воздух, в результате чего большая часть команды была спасена. Но ослабевшим людям придется через несколько часов пройти еще одно нечеловеческое испытание после огня — ледяные воды Норвежского моря. Моряки не ожидали, что прочный титановый атомоход пойдет ко дну, и сделали роковую ошибку, поднимая людей наверх без специальных гидрокомбинезонов. Счет шел на минуты, а крепления плотов, на которые скомандовано быстро перебраться экипажу, не поддавались и не отсоединялись от корпуса судна. Корабль на глазах тонул и морякам пришлось броситься в ледяную пучину. Некоторым повезло больше и они успели забраться на спасательный плот, который наконец отсоединился, но уплыл в сторону от накатывающихся волн. Тем, кто оставался в студеной воде, оставалось только держаться на плаву и надеяться на помощь.

Сигналы SOS

Об аварии с субмарины подавали условные сигналы, которые первыми были услышаны в Главном штабе ВМФ. Искажения не давали определить, с какой точно лодки поступают сигналы. Наконец, через час с лишним их приняли, как аварийные, и стали делать все возможное по быстрому спасению команды и корабля. В период времени с 12.34 до 13.10 из Северодвинска вышел спасательный отряд кораблей: буксир и подлодки. Около 13.00 дня на место аварии двинулись следующие суда:

  • Гидрографический корабль «Колгуев»;
  • Рыболовецкая плавательная база «Алексей Хлобыстов»;
  • Рыболовецкий траулер СРТ-6121;
  • Атомный крейсер «Киров».

С неба тоже была предпринята помощь в качестве многомоторного Ил-38, способного летать в течение длительного времени над океаном. Перед экипажем самолета стояла задача: обнаружить лодку и поддерживать связь с береговыми пунктами командования, регулярно рапортуя о складывающейся обстановке. А также обследовать район аварии на предмет находившихся там кораблей и судов, чтобы наводить их на зону катастрофы. Буквально за 50 минут самолет снял вооружение и установил на его месте необходимые для спасения аварийные контейнеры.

К сожалению, посадка гидросамолетов на воду была невозможна из-за больших волн в этом районе. Патрульный норвежский самолет «Орион» первым обнаружил белый дым, исходящий от «Комсомольца». Через несколько минут подоспела помощь: «Алексей Хлобыстов», поднявший на борт 25 оставшихся в живых моряков и 5 погибших. Как только людей подняли на плавбазу, судовые врачи и медики, доставленные с крейсера «Кирова», стали делать все возможное, чтобы помочь выжившим. Все моряки прошли медикаментозное лечение, в результате чего у большинства состояние было признано удовлетворительным. Это тем более удивительно, если вдуматься, что мужчины провели в ледяной морской воде практически 1,5 часа.

Дополнительная информация

Что дальше?

Во-первых, детально установить момент начала развития аварийной ситуации невозможно в силу уникальности лодки — в составе ВМФ СССР отсутствовала однотипная К-278 субмарина, на которой можно было бы провести следственные действия.

Во-вторых, по мнению ряда специалистов, одной из главных причин уже последующего неблагоприятного развития аварии стала малочисленность экипажа — к этому времени в ВМФ СССР, в том числе в силу хронического дефицита кадров, характерного для советской экономики в принципе, сделали ставку на «малолюдные» лодки с высокой степенью автоматизации. Венцом этой тенденции стали подлодки 705/705К с экипажами всего в 32 человека, споры относительно боевой ценности и надежности которых не утихают и по сей день.

Исходно проект 685 должен был иметь экипаж из 41 человека, в процессе проектирования и строительства он был доведен до 64. Для сравнения, на близких по размеру американских подлодках типа «Лос-Анджелес», строившихся в тот же период, численность экипажа составляет 129 человек, на несколько меньших британских «Трафальгарах» — 130.

Отдельно стоит отметить, что в практике советского подплава вторые экипажи в основном были «береговыми» и имели меньший опыт обращения с лодкой и подготовки в целом, чем основные. В случае с К-278 эта проблема усугублялась тем, что в силу уникальности субмарины найти достаточное число специалистов с опытом службы на этом проекте для второго экипажа было невозможно. Часть офицеров и мичманов получили такой опыт, участвуя в качестве прикомандированных в автономках и учебных выходах в море первого экипажа лодки, но проблемы в целом это не решало.

Лодка_4

Американская атомная подводная лодка USS Chicago типа «Лос-Анджелес» на базе на острове Гуам

Фото: commons.wikimedia.org

По мнению беседовавших с корреспондентом «Известий» ветеранов подплава с опытом службы в БЧ-5 (электромеханической), отечественная ставка на повышенную автоматизацию имеет, помимо очевидных преимуществ, два существенных неблагоприятных следствия. Первое — большее насыщение внутреннего объема лодки механизмами осложняет, в случае аварии в кормовых отсеках (турбинные и вспомогательных механизмов), быструю локализацию ее источника и начало борьбы за живучесть. Второе — малочисленность боевых смен также не позволяет быстро реагировать на ситуацию. По этому сценарию развивались события и на «Комсомольце», где в 7-м отсеке в момент начала развития аварии находился единственный член экипажа — вахтенный матрос Нодари Бухникашвили, сразу же погибший.

В дальнейшем неблагоприятное развитие событий приводит к серийным отказам систем лодки, дополнительно осложняя борьбу за живучесть для сокращенного экипажа.

В данном случае сложно говорить о том, насколько эти обстоятельства сыграли роль в катастрофе К-141 «Курск» в августе 2000 года, учитывая, что в этом происшествии по-прежнему нет ясности с действительной картиной событий, включая возможное участие иностранных подлодок.

Лодка_3

Атомная подводная лодка К-141 «Курск» в доке перед отправкой на утилизацию

Фото: ТАСС/Лев Федосеев

В настоящее время для ВМФ России по-прежнему строятся высокоавтоматизированные атомные субмарины с сокращенным, по сравнению с зарубежными лодками близких размеров и того же класса, экипажем. Так, американские АПЛ типа «Вирджиния» имеют экипаж из 135 человек, тогда как заметно более крупные и несущие большее количество разнообразного оборудования и вооружения отечественные субмарины проекта 885 имеют экипаж в составе 85–90 человек (по разным данным). Близкую к «Вирджиниям» численность экипажа будет иметь еще более крупная и насыщенная сложным оборудованием атомная подводная лодка специального назначения «Белгород» — 130 человек.

Уроки из гибели «Комсомольца» все-таки были извлечены: внесенные в программу подготовки экипажей изменения позволили, по имеющейся информации, избежать тяжелых последствий в ряде опасных ситуаций уже позднее, в 1990–2000-е годы.

Вместе с тем количество уникальных субмарин в составе флота, как атомных, так и дизельных, особо не сокращается, а состояние инфраструктуры базирования и возможности учебных центров ВМФ по-прежнему вызывают большие вопросы

При этом возросшее внимание к спасательным силам ВМФ и увеличившийся объем их подготовки, если что, не помогут — до подхода спасателей, который может в иных районах океана занять недели, российским подводникам придется иметь дело с аварийной ситуацией наедине

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector